Школьные сочинения по литературе
Поиск
Интересно
Нравственные устои и поэзия декаданса (по лирике С.Я. Надсона)

     Не вини меня, друг мой, —
     я сын наших дней...
     С. Надсон
     Знаменитый своими революционно-демократическими произведениями писатель Н. Г. Чернышевский сказал о стихах Семена Надсона: «Нытье, не спорю, искренне, но оно вас не поднимет». Но то, что Чернышевский считал недостатком в поэзии, современники оценивали весьма высоко. В унынии и безрадостности, которыми веяло от стихов Надсона, они видели и чувствовали нечто глубокое и родственное их душам. Полное совпадение чувств поэта и читателей сделало имя Надсона популярным.
     «Не вини меня, друг мой, — я сын наших дней...» — этими словами поэт словно ответил на претензии к его поэзии Чернышевского.
     Надсон действительно был сыном своей эпохи. В конце девятнадцатого и в начале двадцатого века произошел резкий спад гражданских настроений в русской поэзии.
     Так чем же заинтересовали молодежь того времени поэты, как их называли, «упаднических настроений»? Попробую ответить на этот вопрос на примере Надсона, его личности и поэзии.
     Все нравственные устои поэзии декаданса сконцентрированы в стихотворении Надсона «На заре». Его можно назвать программным. Стихи начинаются романтическим, слегка тревожным изображением природы:
     Нежными цветами убраны богато,
     Тучки утопают в ясной тишине...
     Лирический герой восхищается гармонией природы, но одновременно в нем зреют тяжкие мысли о том, что человек, подобно природе, не может быть счастлив в этом мире:
     Только ты не знаешь неги и покоя,
     Грудь моя больная, полная тоской.
     После революционно-демократических взлетов духа, которыми был отмечен девятнадцатый век, собственно никаких глобальных изменений в нравственном отношении в обществе не произошло. Поэт это видел и переживал. Общество вновь ввергалось в прозябание духа. В голову лезли печальные мысли о целесообразности вообще всяких социальных потрясений. Лучше — замкнутый мир наслаждений и примитивных страстей.
     Но душа, в которой нравственность велика, все равно ностальгически тоскует о высших устремлениях.
     Что ж тебя волнует? Грустное ль былое
     Иль надежд разбитых безотрадный рой?
     Заползали ль змеею злобные сомненья,
      Отравили веру в счастье и людей.
     Страсти ли мятежной грезы и волненья
     Вспыхнули нежданно в глубине твоей?
     Здесь поэт как раз добивается совпадения нравственных переживаний с читателями. Как я уже отмечал — это передовая молодежь того времени. Передовая не в смысле революционная, а в смысле образованности, тонкости натуры, стремления к искренности в чувствах. Поэт дает им надежду:
     Полно, успокойся, сбрось печали бремя:
     Не пройдет бесплодно тяжкая борьба,
     И зарею ясной запылает время,
     Время светлой мысли, правды и труда.
     Эти нравственные устои поэзии Надсона стали живой и действенной силой, поддерживающей в условиях общественного уныния искры гражданских чувств. В этом, на мой взгляд, и состоит главная нравственная ценность стихов рыцарей поэзии эпохи безвременья.