Школьные сочинения по литературе
Поиск
Интересно

     КЕДРИН Дмитрий Борисович (14.02.1907-18.09.1945), русский поэт, переводчик. Рано осиротев, Кедрин воспитывался хорошо образованной бабушкой-дворянкой, которая ввела его в мир народного творчества, познакомила с поэзией Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Шевченко. Уже в 1923, бросив учебу в техникуме, начинает работать в газете, пишет стихи, увлекается поэзией и театром. К к. 1920-х порывает с определенными тенденциями "железной поэзии" Пролеткульта, в его стихах ощущается тенденция к эпичности и историзму ("Смертник", "Казнь", "Прошение").
     В 1929 следует арест. С 1931 после освобождения Кедрин поселяется в Подмосковье, служит литконсультантом в издательстве "Молодая гвардия". Расширяется проблематика его творчества, его интересует "история живая и музейная", т. е. связь истории с современностью. В 1938 Кедрин создает шедевр русской поэзии XX в. — поэму "Зодчие", поэтическое воплощение предания о строителях храма Василия Блаженного. Московской юродивой воительнице посвящены стихи "Алена-Старица", полулегендарному самородку-строителю Федору Коню — поэма "Конь" (1940). Историко-патриотическая тема преобладает в поэзии Кедрина и в годы войны, когда он освобожденный по зрению от воинской службы, добивается назначения его во фронтовую газету "Сокол Родины": "Дума о России" (1942), "Князь Василько Ростовский" (1942), "Ермак" (1944) и др.
     В войну Кедрин заявляет о себе и как крупный поэт-лирик: "Красота", "Аленушка", "Россия! Мы любим неяркий свет", "Мне все мерещится поле с гречихой...". Он начинает создавать поэму о женщинах трагической судьбы — Евдокии Лопухиной, княжне Таракановой, Прасковье Жемчуговой. Все отчетливее в его стихах звучат православные мотивы:

     Когда сраженья стихнут понемногу,
      Сквозь мерное дыханье тишины
      Услышим мы, как жалуются Богу
      Погибшие в последний день войны.

     По возвращении с фронта Кедрин замечает за собой слежку. Предчувствие беды не обмануло поэта: спустя три месяца по окончании войны его найдут убитым около полотна железной дороги.
     Единственный прижизненный сборник стихов Кедрина "Свидетели" (1940) был жестоко урезан цензурой.
     В 1960 —70-е широчайший, всенародный интерес к творческому наследию Кедрина определил его истинное место в русской патриотической поэзии.
      Кедрин Дмитрий Борисович (1907 - 1945), поэт. Родился 4 февраля (17 н.с.) в Донбассе в семье горняка. Учился в Днепропетровске, где и начал печатать свои стихи. В 1931 переехал в Москву. Здесь публикует такие стихотворения, как замеченная Горьким "Кукла" (1932), "Подмосковная осень" (1937), "Зимнее" (1939), баллада "Зодчие" (1938), поэма "Конь" (1940).
     Одно из самых значительных произведений Кедрина - стихотворная драма "Рембрандт" (1940).
     В 1940 вышел сборник стихотворений Кедрина "Свидетели".
     Некоторые стихи Кедрина, например, такое, как Поединок, написанное в 1933 году, внезапно всплыло в 70-е годы в необычной оправе - они зазвучали под аккомпонемент современной рок-музыки
     ПОЕДИНОК
     К нам в гости приходит мальчик
      Со сросшимися бровями,
      Пунцовый густой румянец
      На смуглых его щеках.
      Когда вы садитесь рядом,
      Я чувствую, что меж вами
      Я скучный, немножко лишний,
      Педант в роговых очках.
     
     Глаза твои лгать не могут,
      Как много огня теперь в них!
      А как они были тусклы
      Откуда же он воскрес?
      Ах, этот румяный мальчик!
      Итак, это мой соперник,
      Итак, это мой Мартынов,
      Итак, это мой Дантес!
     
     Ну, что ж! Нас рассудит пара
      Стволов роковых Лепажа
      На дальней глухой полянке,
      Под Мамонтовкой, в лесу.
      Два вежливых секунданта,
      Под горкой - два экипажа
      Да седенький доктор в черном,
      С очками на злом носу.
     
     Послушай-ка, дорогая!
      Над нами шумит эпоха,
      И разве не наше сердце -
      Арена ее борьбы?
      Виновен ли этот мальчик
      В проклятых палочках Коха,
      Что ставило нездоровье
      В колеса моей судьбы?
     
     Наверно, он физкультурник,
      Из тех, чья лихая стайка
      Забила на стадионе
      Испании два гола.
      Как мягко и как свободно
      Его голубая майка
      Тугие гибкие плечи
      Стянула и облегла!
     
     А знаешь, мы не подымем
      Стволов роковых Лепажа
      На дальней глухой полянке,
      Под Мамонтовкой, в лесу.
      Я лучше приду к вам в гости
      И, если позволишь, даже
      Игрушку из Мосторгина
      Дешевую принесу.
     
     Твой сын, твой малыш безбровый,
      Покоится в колыбели.
      Он важно пускает слюни,
      Вполне довольный собой.
      Тебя ли мне ненавидеть
      И ревновать к тебе ли?
      Когда я так опечален
      Твоей морщинкой любой?
     
     Ему покажу я рожки,
      Спрошу: "Как дела, Егорыч?"
      И, мирно напившись чаю,
      Пешком побреду домой.
      И лишь закурю дорогой,
      Почуяв на сердце горечь,
      Что наша любовь не вышла,
      Что этот малыш - не мой.
     
     1933
     
     В начале Великой Отечественной войны добровольцем уходит на фронт, становится корреспондентом авиационной газеты "Сокол Родины" (1942 - 44). Стихи военного времени проникнуты болью и скорбью первых месяцев войны, которые сменяются могучей волей к победе ("1941", "Плач", "Глухота", "Колокол", "Победа").
     Кедрину принадлежит много поэтических переводов с украинского, белорусского, литовского, грузинского и других языков.
     18 сентября 1945 в возрасте 38 лет Кедрин скончался. Похоронен в Москве на Введенском кладбище.
     Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.
     
     Выдь на зорьке
      И ступай на север
      По болотам,
      Камушкам
      И мхам.
      Распустив хвоста колючий веер,
      На сосне красуется глухарь.
     
     Тонкий дух весенней благодати,
      Свет звезды -
      Как первая слеза...
      И глухарь,
      Кудесник бородатый,
      Закрывает желтые глаза.
     
     Из дремотных облаков исторгла
      Яркий блеск холодная заря,
      И звенит,
      Чумная от восторга,
      Зоревая песня глухаря.
      Счастлив тем,
      Что чувствует и дышит,
      Красотой восхода упоен, -
      Ничего
      Не видит и не слышит,
      Ничего
      Не замечает он!
     
     Он поет листву купав болотных,
      Паутинку,
      Белку
      И зарю,
      И в упор подкравшийся охотник
      Из берданки бьет по глухарю.
     
     Может, так же
      В счастья день желанный,
      В час, когда я буду петь, горя,
      И в меня
      Ударит смерть нежданно,
      Как его дробинка -
      В глухаря.
     
Эти гордые лбы винчианских мадонн Я встречал не однажды у русских крестьянок, У рязанских молодок, согбенных трудом, На току молотящих снопы спозаранок.
       У вихрастых мальчишек, что ловят грачей И несут в рукаве полушубка отцова, Я видал эти синие звезды очей, Что глядят с вдохновенных картин Васнецова.
       С большака перешли на отрезок холста Бурлаков этих репинских ноги босые... Я теперь понимаю, что вся красота - Только луч того солнца, чье имя - Россия!

     1942